8(920)645-47-46 ivafana@gmail.com

Иван Афанасов: Чувствую себя интернет-пастором

Приехал на машине. Зашёл с ноутбуком. «Гендиректор интернет-компании» – визитку протянул. Корреспондент «СП-ДО» Дарья ШАНИНА, естественно, готовилась к компьютерным баталиям в офисе. А он: «Пойдёмте на зелёную!» – помедитировать на волжском берегу, полюбоваться августовским пейзажем, попить горячего чаю предложил. Не потому, что подготовку журналиста не оценил. Потому, что вечные ценности предпочитает. В общем, не получилась техничная «Партия» – человеческий разговор получился. Что в случае с Иваном Афанасовым вполне естественно.

— Иван, начнём философски. Сколько лет живём «в сети», никак не можем решить: интернет – добро или зло? Так всё-таки…

— Я к интернету отношусь как к положительному явлению. Почему? Да потому что он – всего-навсего дополнительное средство коммуникации, которое не заменит собой другие. Посмотрите: сначала был театр. Появилось радио – театр не исчез. Изобрели телевидение – не исчезло радио. Интернет возник – телевидение тоже не исчезло. И не исчезнет, потому что у него есть своя прелесть, свои неповторимые особенности. Единственный минус глобальной сети: в ней всё происходит очень быстро. Но это и естественно: в эпоху всеобщего ускорения экономике просто необходимо нечто подобное. К тому же есть второй локомотив, который подталкивает развитие интернета, – жажда человеческого общения. Люди хотят общаться удобно и с большим количеством собеседников. Скоростной интернет даёт им такую возможность – и в этом его неоспоримый плюс.

— Насчёт неоспоримости… Эдвард Сноуден и рядовой Мэннинг тоже хотели общаться с большим количеством собеседников.
— Если бы они обнародовали секретные данные с помощью телевидения, вы думаете, что-то бы изменилось?
— Я думаю, что на телевидении эти данные просто не обнародовали бы. Цензура.
— Да, в интернете всё ещё есть независимость, хотя в последние три года власть и пытается взять его под жёсткий контроль. И, кстати, у неё это получается всё лучше и лучше: «Реестр запрещённых сайтов» вспомните. Кроме того, государство упорно не пускает «Google» на российский рынок, чтобы не допустить влияния Запада на нашу интернет-аудиторию. Поэтому и популярность отечественной поисковой системы изо всех сил поддерживается искусственно, несмотря на то что «Google» превосходит «Яндекс» в разы – по всем параметрам.
— Но если объективно: цензура в глобальной сети нужна?
— Интернет, безусловно, нужно контролировать. К чему привели, например, независимость и принципиальность сети «Facebook»? Сегодня её обвиняют в содействии организации терактов на Ближнем Востоке. Как оказалось, на «Facebook» террористы ведут переписку – и их невозможно заблокировать, потому что это противоречит принципам соцсети. Но, с другой стороны, контроль тоже должен быть умеренным и эффективным. Сколько бы ни регулировали мировую торговлю, продавать и наркотики, и людей не перестают до сих пор.

 

— Раз до сих пор не установили тотальный контроль в рунете, почему «сетевых» бунтарей не так много?
— Они есть. Возьмём Навального и его проекты – «РосПил» и «РосЖКХ». Кстати, последним сервисом я пользовался – работает. Отправил заявку, что дверь в подъезде не закрывается, – через две недели отремонтировали. Удивительно! Пожаловался, что мусор из контейнеров не вывозится, – вывезли через полмесяца. Так что смелые проекты в сети есть. И смелые вещи люди тоже говорят – на форумах.
— Давайте подытожим: российский интернет сегодня – это..
— Поисковая система «Яндекс». Почтовые службы – yandex.ru и mail.ru. Плюс cоциальные сети: «ВКонтакте» и «Одноклассники». Хотя почти всё вышеперечисленное скопировано с Запада, мы считаем это российскими продуктами. Кстати, у рунета есть одна отличительная черта – очень небольшая территориальная распространённость. Конечно, в городах-миллионниках интернетом пользуются восемьдесят-девяносто процентов населения, а вот в городах малых этот показатель намного ниже. По недавним исследованиям компании «Яндекс», жители российской провинции пользуются только двумя сервисами – «Одноклассники» и «Погода». Представляете? Мне, например, сложно представить, потому что моя мама, которая живёт в Боговарове, заказывает одежду и обувь только в интернет-магазине. И ей очень нравится: это выгодно.
— Значит, вы обосновались на нише, которая практически не занята?
— Что рынок интернет-услуг в Костроме находится на начальной стадии развития, однозначно. Причём речь идёт как о деньгах, так и о количестве фирм. Бюджеты небольшие, конкуренции почти нет. Более того, нашими услугами пока пользуются только новаторы, а это всего четыре процента от экономически активного населения. Для сравнения: потребительский спрос на окна ПВХ сейчас составляет тридцать-сорок процентов.

— Чувствуете себя первооткрывателями?
— Скорее, новаторами. И пасторами: мы ведь ещё и образованием костромичей занимаемся. Людям нужно рассказывать об интернете, объяснять его преимущества и элементарно учить пользоваться им. Что мы и делаем, время от времени проводя обучающие семинары.
— Учите пользоваться интернетом – в XXI веке? Когда в каждом доме не один компьютер, а в каждой школе – не один час информатики?
— Школьная программа сильно запаздывает. Я уже говорил: в интернете всё происходит о-о-очень быстро. Поэтому даже мы, интернет-компания, иногда упускаем какие-то новинки: их столько, что уследить невероятно сложно. А уж о школах и говорить нечего.
— Тогда скажите: проводя семинары, конкурентов на свою голову не боитесь воспитать?
— Не боимся, потому что это обычное явление в сфере услуг: услуги легко копируемы. На самом деле, я очень спокойно отнёсся даже к тому, что команда, с которой я начинал работать год назад, сейчас «отпочковалась» и организует схожую фирму. К такому повороту событий я был изначально готов. Тем более что создавать сайты сегодня становится всё проще и проще.

— То есть «кустарное» интернет-производство набирает обороты?
— Да, причём дизайн «самодельных» сайтов улучшается на глазах. Понимаете, технологии не стоят на месте, а значит, упрощаются механизмы создания сайтов. Интернет хочет контактировать с потребителем напрямую, поэтому пытается исключить из цепи коммуникации «интернет – продавец – пользователь» промежуточное звено. То есть, собственно говоря, интернет-компании. Я вас уверяю: скоро интернет-магазин можно будет запросто создать самому – настолько уйдут вперёд технологии.
— И вы останетесь без работы.
— В любом случае есть услуги, которые требуют профессионализма. Например, создание индивидуального дизайна, установка индивидуального программного обеспечения или синхронизация сайта с бухгалтерией – те нестандартные задачи, которые невозможно решить без программирования. Плюс разработка рекламной кампании, составление текстовых объявлений для «Яндекс.Директа»…
— Кстати о текстах. Кого на современном костромском рынке труда сложнее отыскать: дизайнера или «писателя»?
— Честно? Профессионального дизайнера сложнее. Хотя, по-моему, мы вообще живём в эпоху тотального кадрового голода. Как-то раз в бизнес-центре проходил семинар для айтишников Костромы. Нас собрали, чтобы выслушать наши чаяния. И главное, на что мы сетовали, – это как раз кадровый дефицит. Знаете, что на подобные жалобы ответили представители вузов? «Мы выпускаем специалистов каждый год. Немало специалистов».
— Выпускают, но команду всё равно набрать невозможно?
— У интернет-агентства, несмотря ни на что, есть огромное преимущество: это очень гибкая бизнес-единица. Здесь можно работать вдесятером, а можно – одному. Год я работал с командой из шести человек, от которой сегодня остались двое. И в этом нет ничего страшного. Да, пусть команда обеспечивает высокую производительность. Но она и высоких затрат требует: профессиональным программистам нужно платить достойную зарплату.
— Раз уж заговорили о профессионализме… Что такое профессиональный сайт?
— Профессиональный – значит полезный для пользователя. А костромские фирмы чаще всего делают сайты не для пользователей – для своих руководителей. На главной странице обязательно фотография директора и текст «О компании». Ни телефона, ни e-майла. Нужный тебе продукт ты находишь только где-то в пятидесятом уровне каталога… А он без цены. И как вообще его купить, совершенно не ясно. Потому что написано только одно: «Мы производим пластиковые стакашки и верблюжьи стельки». Грустно, конечно. Грустно, что приходится постоянно бороться с клиентами, доказывая: сайт должен делаться для пользователя.
— Сегодняшний пользователь на что «клюёт»: на дизайн или содержание?
— Содержание всегда важнее, чем дизайн. Каким бы красивым ты ни сделал оформление, если у тебя неграмотный текст и картинка не в тему, пользователь уйдёт с сайта. А если информация ценная и картинка нужная – запомнит его навсегда. Даже если он чёрно-белый. Сайт ведь средство не рекламы – коммуникации. Поэтому главное здесь – крупная фотография товара, подробное описание его самого и порядка покупки, указание цены и контактной информации. В общем, контент превыше всего!
— Заказчики вашу любовь к контенту разделяют?
— К частью, большинство клиентов полностью доверяются web-агентству. И процентов семьдесят из них заказывают дальнейшее сопровождение. Сайт – ведь это только начало, самая верхушечка айсберга. Потом его нужно поддерживать, чтобы он был в рабочем состоянии, развивать, то есть постоянно пополнять новой информацией, и, конечно, продвигать. Мы предлагаем ряд мероприятий, направленных на повышение рейтинга сайта.

— Собственный рейтинг как повышаете?
— Нужно быть открытыми – это первое. Потребитель ждёт правды. Зайдите к нам на сайт – о персонале нашей компании узнаете всё. В лицо его увидите. В то время как на других сайтах не то что фотографий сотрудников нет… Там в лучшем случае – «Миша и Саша» написано. И номер телефона. Во-вторых, мы стараемся постоянно коммуницировать с потенциальными и настоящими потребителями – через соцсети чаще всего. И третье: люди любят видео. Поэтому мы записываем короткие видеоролики и выкладываем их в «YouTube».
— А ещё выкладываете образцы уже созданных сайтов. Вот где глаза разбегаются: и ювелирные фирмы, и строительные компании, и медицинские центры, и научные библиотеки… С кем комфортнее работать?
— Комфортнее – с фирмами, занимающимися деревянным домостроением. Они не требует ничего запредельного и при этом готовы достойно платить, потому что для них иметь хороший сайт актуально. Они на этом зарабатывают очень хорошо: гораздо больше, чем тратят на услуги интернет-компании. А вот с некоторыми заказчиками мы расстаёмся на полпути. Причём без сожаления. У нас есть определённые принципы, которыми мы никогда не поступимся.
— Нравственные?
— И нравственные в том числе: создавать что-то вопреки закону я не буду. Но и предрассудков у меня тоже нет. Недавно, например, нас попросили сделать какой-то сайт наподобие «свахи»: девчонки размещают свои фотографии… И мы взялись его разрабатывать. Правда, пришлось остановиться: в некоторых вопросах не сошлись с заказчиком. И ещё: сегодня я не возьмусь создавать информационный портал, даже если закажут, потому что пока не умею этого делать.
— Как «не умею»? Айтишник должен быть «повёрнут» на технике и технологиях.
— Для меня главные ценности – семья и дом. А ещё я обожаю природу. И думаю, что у природы и техники очень много общего: например, с ноутбуком ты можешь работать в лесу. А вспомните продукцию «Apple» – сколько там природных форм! Вспомните, что у вас на заставке рабочего стола стоит? Наверняка пейзаж! Знаете, будущее не за теми, кто «повёрнут» на интернете. Будущее за людьми, которые мыслят всесторонне. Интернет ведь – только маленький ручеёк в большой реке жизни.
— Кстати о будущем. Сына вы в мир технологий уже «погрузили»?
— Мы уже шесть лет не смотрим телевизор. Вообще. У нас его просто нет. Зато у Саши есть планшет, на котором он с удовольствием смотрит мультики и слушает музыку. Но мы не акцентируем внимание сына на этом. Мы акцентируем его внимание на природе и отношениях с близкими людьми. А интернет… Как он научился пользоваться выключателем, так и интернетом научится пользоваться. Всё должно быть естественно.

Источник http://www.pravda44.ru/2187-2013-08-30-1.html